Студия Toonbox: Круглый стол, часть вторая.

Анимация /

undefined

Вторая часть круглого стола со студией Toonbox. Первую часть читайте здесь, а тут есть интервью с Павлом Мунтяном, генеральным продюсером студии.
Участники беседы


Владимир Пономарев — сооснователь студии Toonbox, режиссер анимации
Василий Филатов – композитор и саунд-дизайнер, продюсер и основатель Toonbox Sound
Анатолий Доброжан – сценарист и режиссер кино
Майк де Сев – сотрудник анимационной студии Toonbox, сценарист (режжисер фильмов «Бивис и Баттхед уделывают Америку», «Улица Сезам», Viva Piñata, консультант по сценарным вопросам фильмов «Шрек 2», «Монстры против пришельцев», «Лесная братва», «Подводная братва»)



К разговору присоединяется Майк де Сев


В.П.: Майк на самом деле очень крутой и он нам очень сильно помогает со сценариями. Вправляет нам мозги, спрашивает: «А это что такое? А это?» И оказывается, что те моменты, на которые мы не обращали внимания, на самом деле ключевые, мы начинаем плотнее с ними работать.  Мы стали гораздо внимательнее относиться к процессу написания сценария, Майк подтвердит, что последние сценарии, которые мы присылаем, они чище для восприятия и более понятны и правок нам требуется все меньше и меньше, а вначале правок требовалось огромное количество.


В мультфильмах про мистера Фримана  важнейшей составляющей является озвучание, при этом, если смотреть на многие фестивальные работы, да и коммерческие, то там звук..


Василий Филатов: Последняя статья расходов.


Да, а здесь он важен. Когда смотрю, как пытаются сделать звук во многих наших мультфильмах…  Иногда актеры начинают говорить так как будто дублируют иностранный фильм. Как вы считаете, у нас должен быть свой подход, какая-то своя русская традиция озвучания, или мы можем брать приемы отовсюду, прямой калькой или компиляцией.


 


undefined


Василий Филатов  композитор и саунд-дизайнер


В.Ф.: Здесь мне кажется, нужно говорить не столько о различных школах озвучания, стилистиках поведения, сколько о состоянии. Потому что, например, Фриман это не проект, это даже не люди, которые его создают и даже не атмосфера.  Фриман — это состояние, состояние каждого в отдельности и всех вместе. Поэтому, что сказать о школе озвучания, русская она или не русская? С этим персонажем главное быть на одной волне и тогда вы скажете: “Как же хорошо он озвучен!”.


В.П.: Самое главное, на самом деле, чтобы ты верил тем персонажам, которые обретают историю в кадре. Если это лучше сделать с японской озвучкой, пусть это будет японская озвучка. Если с американской, то американской. Если там нужна туркменская озвучка, то пусть будет туркменская. Максимально выжать из картинки и звука то, что хочет увидеть режиссер или команда для зрителей. Важно этот баланс сохранять.


В.Ф.: Может, будет какая-то серия на туркменском языке с русским озвучанием.


В.П.: Какая разница, главное передать это состояние.


А.Д.: Серия для слепых с азбукой Брайля.


В.П.: Любая озвучка хороша, если она ложится на видеоконтент.


Ответ получился такой обтекаемый, попробую конкретизировать вопрос.


Анатолий Доброжан: Я могу конкретизировать ответ. Мы живем, как Вадим заметил, в постмодернистском мире и мы можем… мы не адепты какой-нибудь школы и никому не обязаны. Для разных задач мы используем разные приемы. Для рисования сказки мы использовали один вектор озвучания и визуализации, если мы озвучиваем легенду, которая нам кажется близкой к японской традиции, мы ее можем реализовать, в том числе на уровне озвучания, как аниме. Вопрос в том, что все это служебные задачи. Фриман богат еще и тем, что он очень свободно использует те возможности, которые есть сегодня. Он не догматичен, в отличие от большинства проектов. В этом может быть дополнительная сила. Мы можем использовать такой стиль или такой, дело не в стиле. Нельзя из стиля делать апофеоз смысла, всегда смысл первичен, а форма вторична, и форма на 100% отвечает содержанию и задачам, которые это содержание вынуждено решать для того, чтобы попасть наиболее коротким путем в сознание объекта.


Майк, вопрос для тебя


Майк де Сев: Я готов.


undefined


Майк де Сев  сценарист



Is there anything beyond postmodern? Is there any way or method to surpass it, burst through and develop further?


Mike: Depends on how you would describe postmodern


Postmodern is like a blanket that is made of different fabric.


Mike: Oh, in that sense. Yes. But it’s also deconstructing the assumptions behind things. Once that’s been done, real creativity can take place. But then after you deconstructed things some other jerk is gonna reconstruct them and get a lot of people to follow him, and then creativity goes stale again, gets predictable. Creativity is a fragile state. The most open-minded periods for example American creativity, like the ‘70s, were capitalized upon by people who had very regressive philosophy, and they just turned innovative techniques into commercials.


To me a postmodern state is ideal, but I don`t think it ever lasts. I think a new hegemony(?) will always eventually take hold. Is it too abstract?


Do you know what is the next step?


Mike: I mean in terms of new combinations being synthesized with no rules or restrictions I just keep getting surprised. Do you know C2C, a musical group? Pavel Muntyan introduced me, and he said it was “music from the future.” It’s a crazy quilt of sounds from many sources. What Beck played about eight years ago was similarly synthesized from many styles of music. But now it`s sort of grown together and is thought of as one sound. It`s like when you eat pasta the next day…. When you eat spaghetti the next day it seems like one dish, right? So what, back then, was constructed of weird ideas that seemed even weirder together, just  seems normal. So now you need to deconstruct that again. C2C is a great example, a musical example. Visual-arts examples? I don`t have one right now. I don`t see someone who is blowing my mind. But that`s just my ignorance. Someone is doing it I just haven`t seen it.


    


Есть ли что-то после постмодерна? Есть ли способы, с помощью которого его можно преодолеть? Выйти из за рамки постмодерна и развиваться дальше?


Майк: Все зависит от того, как вы определяете постмодерн.


Постмодерн, это как одеяло, сшитое из лоскутов разных тканей.


Майк: С этой точки зрения… да. Но это еще и деконструкция предположений о предметах. Именно в этот момент начинается творчество, как только ты провел деконструкцию предметов.  Но потом обязательно какой-нибудь идиот соберет их обратно. И получившийся новый канон найдет множество последователей, чье творчество снова станет предсказуемо. Креативность — это очень хрупкое состояние.  Самые свободные периоды в искусстве, например 70-ые в Америке, были капитализированы людьми, с очень регрессивной философией, которые просто направили все новаторские веяния в коммерческое русло. Для меня состояние постмодерна — идеальное состояние, но я не думаю, что оно продлится вечно. Я думаю, что на смену ему в конечном счете всегда будет приходить некая новая гегемония. Не слишком абстрактно?


Знаешь, каким будет следующий этап?


Майк: Да, с той точки зрения, что новые комбинации, которые сейчас создаются без правил и без ограничений, постоянно удивляют меня. Знаешь C2C?  Это музыкальная группа. Меня с ней познакомил Павел Мунтян, он сказал “Это музыка будущего”. Это безумный набор звуков из самых разных источников. Похожие штуки Beck играл восемь лет назад, синтезированные из многих музыкальных стилей. А сегодня мы слушаем эту музыку, и она не кажется нам сплавом многих стилевых направлений. Нам кажется, что это все срослось в единое целое. Это как когда ты ешь спагетти на следующий день, тебе кажется, что это уже одно цельное блюдо. И все, что тогда было сконструировано из разных странных идей и собранное вместе казалось еще более странным, сегодня кажется нормальным. Теперь вот это новое уже можно начинать опять деконструировать. C2C – классный пример, но это музыкальный пример. У меня нет подобного примера в визуальных искусствах. Я не вижу никого,  кто бы меня удивил настолько, чтобы мне крышу снесло, но это мое незнание. Наверняка кто-то это делает, я просто этого еще не видел.



undefined


Анатолий Доброжан – сценарист и режиссер


А.Д.: Я могу привести бытовую метафору в качестве примера. С чего начался постмодернизм, такое, конкретное понятное начало. Заявление Ницше о том, что Бога нет, Бог умер. Если это переносить на модель человеческого поведения, постмодернизм — это ситуация, когда родители уехали на дачу.  И подростки отрываются на выходных, а родители все не приезжают. А потом им говорят: «Ваши родители умерли, и никогда не приедут». Что ты делаешь сначала? Разносишь квартиру вхлам. Это пик постмодернизма. Ты говоришь: «Это пылесос? Да нахер пылесос. Давайте его сожжем или сбросим с балкона». Сбросили. Сожгли холодильник, положили его в ванну. Залили его водой и кошку там заморозили. Сделали все, что хотели. А потом ты понимаешь, что тебе как-то надо в этом жить. Тебе нужны какие-то простые и понятные правила. Тогда ты подходишь к квартире, в которой раньше были родители, которых уже никогда не будет. И тебе нужно понять, какие вещи нужны для жизни, а какие — нет. 90% или 75% вещей, которыми пользовались родители, не нужны. Так? Ты их выбрасываешь, и собираешь какие-то новые вещи. Ты не хочешь спать на пыльной тахте, ты спишь на полу, на хорошем матрасе. Ты выбрасываешь все, что тебе не нужно и оставляешь только самые нужные вещи.


Что у нас сейчас будет происходить, смотри, мы сейчас находимся в ситуации, когда разбирать нечего, мы уже все снюхали, скурили, смешали. И попробовали все. Мы весь хлам собираем и выбрасываем, а теперь – начинаем собирать простые вещи, из этих простых вещей делаем то, что нам первично и необходимо. В этом плане мы такие новые дикие, что собираем только те вещи, которые реально работают и нужны. Нам нужен Бог?  Мы начинаем заниматься собой, потому что мы не верим религии, мы верим, что Бог где-то в нас есть. Нам нужно творчество? Мы начинаем творить, умело или неумело, но мы это делаем, потому что нам нужно это делать. Дальше будет интересный период развития, генерации новых ценностей. Они во многом будут старыми, но они будут заново сформулированы и будут соответствовать тому, о чем в них говорится. Они будут не формальными, а реально рабочими. Дружба будет дружбой, любовь будет любовью и все будет ощутимым и плотным.


undefined


Команда студии Toonbox (слева направо): Владимир Пономарев, Анатолий Доброжан, Василий Филатов, Дмитрий Маркин, Майк де Сев.


Продолжение следует. Третья часть уже на подходе...


Первая часть круглого стола со студией Toonbox.
Интервью с Павлом Мунтяном.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.