Студия Toonbox: Круглый стол, часть первая.

Анимация /

undefined


Продолжаю публиковать беседы с командой студии Toonbox с фестиваля «Мультиматограф». После интервью с Павлом Мунтяном, состоялся круглый стол, на котором присутсвовали сразу несколько ключевых сотрудников студии:


Владимир Пономарев — сооснователь студии Toonbox, режиссер анимации
Василий Филатов – композитор и саунд-дизайнер, продюсер и основатель Toonbox Sound
Анатолий Доброжан – сценарист и режиссер кино
Майк де Сев – сотрудник анимационной студии Toonbox, сценарист (режжисер фильмов «Бивис и Батт-Хед уделывают Америку», «Улица Сезам», Viva Piñata, консультант по сценарным вопросам фильмов «Шрек 2», «Монстры против пришельцев», «Лесная братва», «Подводная братва»)


Поскольку разговор был очень инетерсным и долгим, публиковать буду его по частям. Итак, часть первая, Владимир Пономарев, режиссер студии Toonbox, автор образов Mr. Freeman-a, персонажей сериала «Куми-Куми».


undefined


Расскажите, как вы попали в анимацию?

Владимир Пономарев: Мне всегда хотелось постичь тайну того, как же это все на самом деле делается. Я закончил школу в небольшом городке в Смоленской области, поступить в Москву на аниматора было непросто. Тогда, в 90-е годы началось что-то непонятное, в общем мои родители, военные, сказали: «Никуда ты не пойдешь, пойдешь в военное училище». Так я попал в военное училище  и проучился там пять лет. Потом три года отслужил в войсках. Но поскольку я все время хотел рисовать и  заниматься анимацией, я ушел из армии и пошлее работать… в “Юкос” менеджером по рекламе и лояльности. Потом мне это надоело, я ушел оттуда делать открытки.

Анатолий Доброжан: Лояльным быть скучно, наверное.

В.П.: Да тогда Ходорковский еще был. Я занимался тем, что повышал лояльность людей, которые приезжают на заправки “Юкос” Когда я пришел, у них было 12 заправок, когда  уходил — было 150 и у меня телефон разрывался.

Рисовать я не учился. И по большому счету хорошо рисовать не умел… Я имею в виду, когда ты делаешь продукт, у этого продукта должен быть товарный вид. Сейчас многие режиссеры делают продукт, который не имеет товарного вида, его нельзя продать или показать. Вроде кино, но товарного вида нет. Также и художники: ты что-то рисуешь, друзьям нравится, но это нельзя продать.

Я подрабатывал рисованием открыток и занимался этим года полтора, и когда я сделал их более 300 или 500, то сбился со счета и понял, что больше не могу их рисовать.  Как раз тогда одна студия набирала художников на проект, и я пошел туда как художник по фонам, хотя я никогда не рисовал фоны ни для каких мультов. Опыта в этом у меня не было никакого. Но я туда пришел и начал рисовать фоны. Что-то получалось, что-то нет. Потом через какое-то время я освоился и попросил режиссера дать мне поанимировать. Потому что хотел заниматься анимацией.  Он мне дал какие-то сцены, сейчас я понимаю, что делал все ужасно.  Меня этому никто не учил, и первые потуги были ужасные. Но постепенно я пробовал все более сложные работы. Потом пошел на курсы Саши Дорогова, который вправил мне мозги и показал, как что делать. И потом я уже перешел на другую работу, начал работать режиссером. А потом мы познакомились с Пашей (нас Хихус познакомил), и он говорит: «Давай сделаем студию».  У Паши есть дар убеждения...

Мы посидели, попили вискаря целую ночь, и я пришел на следующий день на работу и сказал, что я ухожу. Там все схватились за голову, потому что на меня там много, что было завязано. Меня долго уговаривали не уходить, но я ушел.

Поначалу было все прекрасно, а потом грянул кризис, а у нас своя студия. Нужно людям платить зарплату. Это была жесть. Сначала мы снимали комнату, потом у нас не стало денег, мы переехали в подвал к одному знакомому, там все время дохла крыса, воняло и была канализация, которую вечно прорывало.

Потихоньку мы что-то делали, но загибались, потом появился Паша Черкашин, он нас поддержал. Студия получила новый толчок, все стало развиваться и сейчас у нас в совокупности работает вместе с аутсорсами человек 50. Такими сложными путями я пришел к тому, чем хотел заниматься очень давно.

У тебя очень характерный узнаваемый стиль дизайна персонажей. Как ты его вырабатывал, у тебя были референсы или так сразу само получилось?

В.П.:  Я расскажу, как я учился рисовать: я просто останавливал на видео мульты диснеевские и срисовывал персонажей. Я не понимал, как строится этот дизайн, и много чего вообще не понимал. Но постепенно я знакомился с другими художниками, смотрел в сети, много общался, пытался скопировать одну манеру, другую, третью, когда я работал на открытках, ко мне однажды подошел начальник и сказал: «Прикольный тираж, а теперь нарисуй следующие, будто это рисовал другой художник». А я ему говорю: «У меня своя манера». Он мне говорит: «А мне продавать надо. Нужен разный продукт».  Пришлось наступить на горло своей песне и нарисовать тираж в другом стиле. А мне говорят: «Теперь в третьем рисуй».  И я стал, как киборг, выдавать одно, другое, третье. Поэтому я считаю, что у меня нет четко узнаваемого стиля. Я могу так порисовать, а потом иначе. В какой-то момент я понимаю, что уже все понял в этом направлении, мне хочется другое попробовать. С одной стороны, это не очень хорошо, потому что это размазывает твой стиль, твое видение. Но человеку, которому сваливаются разные заказы, это позволяет гораздо точнее реагировать на задачи. Будто набор твоих инструментов многократно возрастает. Хотите так – не вопрос. Фотореализм хотите? Пожалуйста! Хотите карикатуру? Хотите черно-белое? Пожалуйста! Многие художники, когда просят, нарисуйте именно так, не могут.


undefined
Шумодан и Джуга — главные герои сериала «Куми-Куми». Дизайн персонажей — Владимир Пономарев.


Когда я смотрел «Приключения Белки и Стрелки», мне показалось, что некоторые образы списаны с реальных людей. Могло быть такое? И если да, то насколько часто это происходит?

В.П.: Порой происходит. На самом деле, чтобы персонаж был хороший, чтобы его чувствовать, надо иметь какой-то прототип, реального человека.  Потом приходит понимание, как с этим персонажем работать, как он шутит, как реагирует на те или иные вещи. Когда мы рисовали «Белку и Стрелку», у нас был человек, который озвучивал Белку, был очень похож на него. Нет, он не был хулиганом, но у него была своя харизма, он хорошо говорил. И образы персонажей обычно совпадают с теми актерами, которых подбирает режиссер озвучания. Аниматор берет у них какие-то жесты узнаваемые, осанку, чтобы сделать персонажа более правдивым, чтобы зритель в него поверил.


undefined


А мистер Фриман имел каике-то реальные прототипы?

В.П.: Мистер Фриман это скорее собирательный образ. Здесь главной задачей было не растерять те тексты и тот голос,  который собирал персонажа воедино. Если  бы я ориентировался на какого-то человека, получился бы этот человек. Это должен быть такой собирательный образ, который существует вне времени и пространства и у которого нет пересечений с кем бы то ни было.


Вторая часть круглого стола тут


Интервью с Павлом Мунтяном, генеральным продюсером студии Toonbox, читайте тут.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.